Музей парка «Сокольники»

VN:F [1.9.22_1171]
3.0 из 5 (голосов: 2)
3.025
Добавить отзыв Добавить зарплату
Вы представитель компании?
Редактируйте страницу и отвечайте от имени компании.
Поделиться ссылкой:

Отзывы о работе в Музей парка «Сокольники», зарплаты

  1. Stalin0897
    10 марта 2018

    @Irina Zavedeeva,
    Ирина, у нас в стране свобода слова! На страницах социальных сетей люди общаются, делятся своим опытом, жалуются.
    Если всё в рамках закона, то это делать не запрещено.
    Я поделился своим опытом работы с Вами. Рассказал о своей ситуации, чтобы предупредить других.
    Может это кому-то поможет, избежать всего, что довелось испытать мне (и не только мне). А точнее сказать, что уже несколько людей, которые тоже побывали у Вас на собеседовании, услышали всю ту грязь, которую Вы выливаете на меня, усомнились в Вашей адекватности, и как следствие – отказались работать с Вами.

    2. В своем посте я изложил, с приведением примеров и фактов, то, как было со мной. В этом посте я Вас не оскорблял, не поливал грязью. Я писал, как было, и давал всему этому свою оценку. Более того, есть другие люди, которые ранее тоже «пострадали» от Вас, и, которые понимают то, о чем я пишу.
    Скорее всего, это я должен ждать извинений, за то, что Вы, еще до размещения данного поста, по непонятным причинам начали звонить по всем моим знакомым и коллегам по работе и говорить про меня гадости (и как я узнал, это же участь постигла и другого работника, который тоже от Вас ушел не так давно). Один из телефонных разговоров записан, где Вы откровенно называете его словами «гадина», «сволочь». Возникает вопрос: кто и кого оскорблял? Кому надо идти в суд?!

    3. Относительно фейка смс и детализации! Вы здесь можете писать все, что угодно. Но, себя-то не обманывайте. Экспертиза установит, фейк это, или нет. Есть видеозапись в коридоре, когда приходили «ряженые» (не думаю, что они будут «покрывать» Вас). Есть детализация с датой и временем звонков и смс от Вас с печатью теле-оператора. Поэтому, я за свои слова отвечаю на 100%. И готов все эти доказательства представить в суде. Вопрос: Вам это надо?

    4. В рамках подобного рода разбирательств может всплыть еще очень много «интересных» доказуемых фактов. Вам это необходимо?
    Ведь в случае официальных разбирательств, словами «подлость и ложь» не получится ограничиться!
    Вы приведете свидетелей, которые расскажут, какая Вы хорошая, я приведу свидетелей, которые подтвердят мою высокую репутацию. Но для прикрытия фактов Ваших неправомерных действий («ряженые», смс сразу после, Ваши звонки моим коллегам (и не только моим) это мало чем поможет.
    Прикрыться рассказами, что Вы пишите путеводитель и ведете научную работу не получится. Это не мешает Вам поливать грязью людей!
    В суде от Вас попросят четких ответов на конкретно поставленные вопросы!

    5. Повторюсь, в моем посте нигде нет оскорблений в Ваш адрес. Изложена ситуация личного характера с моей оценкой Вашего поведения и поведения Марии. Нигде не сказано, что Мария плохой историк или т.п. Я описал её и Ваши действия или бездействия, которые мешали выполнению должностных обязанностей других сотрудников Музея.
    Если Вам это не нравится, предлагаю Вам задуматься и пересмотреть свое отношение к людям, чтобы у других не было подобного печального опыта, и не было причин писать это. Чтобы в год от вас не уходило по 10-15 человек.

    6. Предлагаю всем успокоиться и перестать проявлять агрессию!
    От Вас ушли люди, которых Вы приняли на работу, от которых Вы были «в восторге».
    Если у Вас были или есть претензии к нашей работе, почему Вы это не озвучили и не проинформировали нас любым способом (почта, смс, телефон)?

    7. Есть Акты выполненных работ, которые Вы подписали. В них указано, что претензий у Вас нет. Проходит 3 недели или 3 дня, и Вы начинаете названивать всем и вся и говорить про нас гадости.
    Ведь Вы начали звонить с оскорблениями 7 марта с 10 до 11 утра всем, когда еще не было распространения этого поста на просторах интернета (повторюсь, запись телефонного разговора есть, где Вы откровенно оскорбляете человека!).
    Люди, которым Вы звонили, готовы это подтвердить (словами и детализацией Ваших звонков и многочисленных смс с текстами то порочащими нас (людей, которые у вас работали) то оправдательные, что, все, что про Вас говорят – неправда!

    8. В этой ситуации пострадавшие – мы! Вашими звонками и гадостями задеты наши честь и репутация.
    Вы не смотрели на эту ситуацию под этим углом?
    Ирина, Вы готовы «без воды» четко ответить на этот и другие вопросы в суде? Вы хотите расширить географию этой ситуации, предать ей большую огласку? Я готов (и не только я) отвечать за все, что написано. У меня есть неоспоримые доказательства!
    Еще раз повторюсь: предлагаю всем успокоиться и перестать проявлять агрессию! Каждый вынесет определенный опыт из всей этой ситуации.

    9. Нравится Вам это или нет, но в посте изложена моя точка зрения, на которую у меня есть право, как гражданина РФ!

    P.S. Для читателей! Кстати, 08/III.2018 г. в 4.27 ночи была произведена попытка взлома моего аккаунта на Facebook, где активно велась данная переписка!

  2. Irina Zavedeeva
    9 марта 2018

    Уважаемые коллеги, этот пасквиль полностью вымышлен И. Аверченковым. В этом велеречивом послании, написанном в стилистике публичных разоблачений сталинских времен и нашпигованном шаблонными громкими фразами и восклицательными знаками, достоверной информацией является только то, что я, Заведеева Ирина Евгеньевна, являюсь начальником музейно-просветительского отдела ПКиО «Сокольники», и что Иван Михайлович Аверченков работал в означенный период по договору ГПХ на полставки (2.5 дня в неделю). Все остальное – подтасовки или просто дикий вымысел.

    Поскольку задета не только профессиональная репутация – моя и моего сотрудника М. Ивановой – но и репутация созданного мной в 2016 г. музея в парке «Сокольники», я решила преодолеть брезгливость в отношении публичных разбирательств и публикую подробную опровергающую информацию. Кроме того, если после моей публикации в течение трех дней не последует публичное извинение со стороны И. Аверченкова — как минимум в виде удаления всех его постов на эту тему — я утверждаю, что не поленюсь обратиться в суд с заявлением о публичной клевете с привлечением сфальсифицированных доказательств.

    Завязка и развязка: г-н И.А. в январе 2018 г. был принят мной на работу для проведения экскурсий по музею и парку «Сокольники». В прошлую пятницу, 2 марта, г-н И.А. неожиданно устроил скандал, обвинив сотрудницу музея М. Иванову в сокрытии от него данных (давно лежавших у него на почте), после чего заявил о своем уходе со словами «деньги на бочку и баста». А два дня назад г-н И.А. разразился многостраничным опусом, в котором обвиняет меня и М. Иванову в самых разнообразных и экзотичных грехах, начиная с гомофобии и заканчивая вооруженным нападением в ночное время с участием привлеченных лиц.

    Начну с фальшивых доказательств. Г-н И.А. уверяет, что мной лично к нему домой «были подосланы неизвестные ряженые «полицейские» с автоматами». Из текста неясно, что конкретно произошло и каким образом эти люди «разыскивали недавно уволившегося из Музея сотрудника». В качестве доказательства приводится не видеозапись и не фото, а самопальный коллаж из моих смс разного времени. «Убийственная» смс про «гостей», которую И.А. вклеил в скрин-шот от 2 марта (на фото ниже: мастер фотошопа забыл добавить перед текстом со временем дату – 3 марта), была послана в рабочее время, задолго до описанных событий и касалась экскурсии для группы детей-инвалидов, работы которых сейчас экспонируются в Музее. В детализированном отчете (на фото выше) показаны все звонки и смс на номер И.А. (8-964-643 07 83) в период 2–5 марта, когда, по его словам, я забрасывала его «угрожающими» смс и звонками (к сожалению, имею привычку удалять старые смс). Ни звонков, ни смс, кроме утренних от 2 марта, там нет. Итак, вся эта, как и остальные его истории – подлая ложь.

    Что касается оплаты работы: уже несколько дней, как г-н И.А. получил оговоренную договором оплату за февраль, как своевременно получил за январь. На март был подготовлен договор, г-н И.А. его подписал, намереваясь продолжать работу, но на подпись директору договор так и не попал, потому что скандальный уход И.А. произошел раньше.

    Прочие обвинения личного характера в адрес меня и М. Ивановой (интерес к сексуальной ориентации и публичные оскорбления сотрудников, табуирование контактов с другими отделами и проч.) настолько нелепы и голословны, что на них не считаю приличным останавливаться. Сообщу только, что, основываясь на многократных, весьма эмоциональных жалобах г-на И.А. на сотрудников ПКиО, я лично обращалась к руководству и сотрудникам двух отделов с просьбой смягчить отношение к И.А., в чем теперь искренне раскаиваюсь: сейчас мне очевидно, что за его необоснованными жалобами стояла примитивная жажда до интриг и скандалов.

    Как о работнике могу сказать об И.А., что он достаточно исполнителен и старателен. При этом И.А., называющий себя «Иваном Кулибиным, гением-самоучкой» отличается крайней степенью чувствительности в отношении любых рабочих замечаний-предложений. Сам автор опуса называет это свое свойство «переживательностью», но за ней просвечивают большие, нереализованные амбиции. И конечно, после выполнения любого задания простого «спасибо» или «большое Вам спасибо» г-ну И.А. было, как оказывается, недостаточно. Да, есть еще две курьезные и отталкивающие черты — сочетание бахвальства с приторным изъявлением верности начальству, коим на этот раз, к несчастью, оказалась я сама. Игнорирование этих пустословий, видимо, тоже складывались в копилку затаенных обид непризнанного миром масштабного человека.

    В том, что касается музейного хранения, я пущусь в подробности, потому что Музей и есть главная мишень г-на И.А., никогда прежде не имевшего дела с музейной организацией, а его «пытливый» глаз толкует факты, мягко говоря, неадекватно. По порядку: г-н И.А. обвиняет меня в том, что «утрачены многие исторические экспонаты… Их просто сгноили во влажном подвале, поросшем плесенью». Так вот, в подвале хранится только монтажный инструментарий и материал. ВСЕ ЭКСПОНАТЫ хранятся в закрытом и охраняемом офисе, оборудованном железным сейфовым и деревянными шкафами, а также в складском охраняемом и отапливаемом помещении, оборудованном новыми стеллажами. Г-н И.А. справедливо считает, что «приклеивать газету от 9 мая 1945 года на ПВА» это кощунство, но увиденная им газета в раме – это поздний тиражный репринт, приклеенный на органический клей, который позволяет бумагу открепить. Что касается темы Победы, то ей была посвящена отдельная выставка в Музее парка («Приближая Победу», 2016 г.), и если бы патриотически настроенный И.А. действительно интересовался музейной коллекцией, ему была бы показана хранящаяся в шкафу большая группа предметов и материалов по ВОВ, переданных в музей жителями Москвы из разных районов, а также из других городов.

    Что до температурно-влажностного режима, то во временных выставочных залах (в здании Дирекции) он контролируется с помощью приборов, но действительно, не всегда полностью соответствуют музейным нормам: в отопительный сезон температура иногда доходит до +24%, а влажность падает до 30%. Именно по этой причине музей парка НЕ ПРОВОДИТ выставок с привлечением музейных собраний, а использует на экспозициях КОПИИ и предметы МАССОВОГО производства, а также предметы из частных коллекций на основании возмездных договоров с владельцами, предуведомленных об условиях хранения. Если г-н И.А. действительно проводил замеры, как он утверждает (видимо, в ночное время, потому что никто этого не видел), то он должен был бы понять, что на приборе (гигрометр+термометр) сигнал LL% означает не 11%, а «ниже нормы» (то есть ок. 20%). Это случалось, но чаще именно во время или вскоре после дежурств г-на И.А., который регулярно забывал включить специально установленную «мойку» воздуха.

    То, что г-н И.А. за время работы в Музее «не увидел никаких реестров фондов», ни о чем не говорит, кроме того, что это направление его не интересовало и вообще не имело отношения к его рабочим обязанностям. «Слабыми попытками описать хотя бы что-нибудь из картографических материалов, наваленных просто горой в офисном помещении» г-н И.А. называет свою собственную деятельность, которую он так и не смог завершить за два месяца работы, и это единственное, с чем я полностью согласна в его тексте. Несколько папок с документацией технического отдела ПКиО «Сокольники» были переданы в музейно-просветительский отдел по акту на 3-месячный срок. В силу своей склонности бесконечно усложнять процесс там, где это не требуется, И.А. так и не завершил работу по составлению реестра на эти несколько папок. Заодно он перепутал документы, оставив по себе ту самую «россыпь» документов, на которую он сетует в своем лживом сообщении.

    Г-на И.А. деятельно поддержали администраторы группы Музейный критик, разместив его пост без всякой проверки и поручившись за автора, ссылаясь на давнее знакомство с ним. При этом они в оскорбительной форме удалили комментарий Марии Тереховой, музейного сотрудника с большим стажем безупречной работы, которая некоторое время сотрудничала с музеем по договору. Администраторы этой группы «потребовали» у меня отчет об учетной системе и фондах музея. Скрывать тут совершенно нечего, рассказываю.

    На данный момент существует общая опись предметов, находящихся на хранении в Музее парка, а также полный корпус договоров о передаче на временное хранение предметов на безвозмездной основе (такие договоры заключаются только с согласия дарителей, которые нередко отказываются от этой процедуры, требующей предоставление паспортных данных). Музейная коллекция на 80% сформирована силами музейно-просветительского отдела, созданного в 2016 г. Только весной 2017 г. после долгих ожиданий были внесены поправки в Устав ПКиО «Сокольники», в результате которых было официально признано право организации на осуществление музейной деятельности всех видов. В декабре 2017 г. в Департаменте культуры Москвы был утвержден список членов Экспертно-фондово-закупочной комиссии, которая должна была принять решение, как систематизировать коллекцию — что принять в Основной фонд, что во Вспомогательный, какие принять условные обозначения при занесении в Инвентарь и т.д. Предварительно могу сказать, что по моим оценкам около 150-200 предметов можно отнести к Основному фонду и около 300-350 – к вспомогательному. Итак, Музею только предстоит сложный период создания полноценной учетной системы с целью последующей регистрации в негосударственной части Музейного фонда РФ. Однако, в январе, когда архитектурный проект постоянного здания был отклонен, по общему решению членов ЭФЗК заседание было перенесено до окончательного определения судьбы здания. В случае перенесения капитального строительства на неопределенный срок решение о судьбе музея будет принимать дирекция парка и ЭФЗК. Варианты развития событий при этом сценарии могут быть самыми разными, вплоть до ликвидации музея как подразделения парка и возврата предметов их владельцам. Так что ждем решения Гос. Экспертизы, которое должно стать известно во второй половине апреля 2018 г.

    Г-н И.А. обвиняет Музей в том, что «совершенно не ведётся научная работа, ни прикладного, ни фундаментального характера». Похоже, автор поста употребил эти слова только для того, чтобы рассказать о своих достижениях на этом поприще. Итак, все без исключения материалы выставок и экскурсий добыты сотрудниками парка из разнообразных архивов и музеев Москвы, с которыми ведется непрерывное сотрудничество. К каждой выставке пишутся авторские тексты, основанные на изучении документации, печатных изданий, а также свидетельств старожилов района. У Музея нет финансовой возможности публиковать буклеты и тем более каталоги выставок, но все тексты печатаются в удобном для посетителей портативном виде, а обобщающая информация распечатывается на принтере для раздачи посетителям. На сегодняшний день собран основной корпус материалов по дореволюционной истории парка, результаты представлены на экспозиции «Портрет на фоне пейзажа. Старые Сокольники в лицах» (сент. 2017 г.). Продолжается работа по изучению истории парка 20 века.Мной лично совместно с к.и.н. А. Бугровым и к.и.н. С. Рябовой ведется работа над путеводителем по парку и району. Именно в этой работе поучаствовал г-н И.А., частично составив реестр технической документации. В настоящее время подготовлен и передан в отдел, отвечающий за сайт ПКиО «Сокольники», обновленный текст по истории парка и большой блок новых исторических заметок. В соц. сетях Музея не менее одного поста в неделю посвящен различным фактам и сюжетам из истории парка.

    Что до «полноценного взаимодействия с населением», которое почему-то г-н И.А. вменяет Музею в обязанность, то все претензии по качеству ее ведения можно адресовать только к нему, если он игнорировал мои рекомендации в этом отношении. Другие сотрудники Музея (в том числе, упомянутая автором поста К. Сыроваткина-Сидорина, которая с июля 2016 г. до ноября 2017 г. числилась штатным сотрудником парка, и совсем недавно перешла на договор ГПХ) помимо ведения экскурсий заняты в проекте «Встречи старожилов парка «Сокольники». Кроме того, все сотрудники проводят на выставке записи воспоминаний посетителей в аудио-, видео- и письменном форматах, постоянно ведут социальные сети Музея и взаимодействуют с соц. сетями местных сообществ и т.д. В частности, именно к этой работе мы привлекаем практикантов, а совсем не к монтажу выставок, как утверждает вконец изолгавшийся г-н И.А.

    Что именно побудило г-на И.А. на подобный шаг, меня интересует только в свете той меры ответственности, которая может быть к нему применена. Допускаю, что причина относится к области психиатрии, поскольку в пространных рассказах о своих былых победах и достижениях г-н И.А. несколько раз рассказывал, как на предыдущем месте работы (насколько помню, имелся в виду Центр по проблемам продуктивности лесов РАН), руководство угрожало физической расправой его матери за некую справку, которую он подготовил. Вполне возможно, что поставленный мне г-ном И.А. диагноз – мания преследования – знаком ему по собственной истории болезни. Кстати, документы на оформление в штат (поспешно высланные И.А. еще в январе, когда еще ему не было сделано предложения на этот счет — не так, как он описывает) так и не появилась справка о том, что г-н И.А. не состоит на учете в псих. диспансере.

    Однако вполне вероятно, что работа над таким длинным сочинением и фальшивыми скриншотами были проведены И.А.только с одной целью – создать себе из обломков Музея парка «Сокольники» табуретку повыше, чтобы заявить о своей одаренной персоне всему миру. Что ж, именно обломки Музея в этой авантюре меня не устраивают. Поэтому, г-н Аверченков Иван Михайлович, буду ждать ваших публичных извинений с удалением поста либо встречи с вами в суде. В любом случае, всех благ, а также хорошего отношения к людям, которому вы так охотно учите окружающих и которого вам с вашими друзьями и приспешниками катастрофически не хватает.

    Спасибо всем, кто прочитает, одобрит лайком или репостом этот пост. Мне очень печально, что о Музее парка «Сокольники», в который вложили силы так много сотрудников и посетителей Парка, приходится рассказывать в таком непристойном контексте – в ответе на отвратительную для здорового взрослого человека кляузу. Приглашаю всех посетить выставки, а также страницы сайта ПКиО «Сокольники» и соц. сетей Музея и самостоятельно познакомиться с деятельностью Музея, а не со слов интриганов.
    Информация здесь: http://park.sokolniki.com/activities/173/

  3. Аверченков Иван Михайлович
    7 марта 2018

    ПОЧЕМУ НЕ СТОИТ РАБОТАТЬ НАУЧНЫМ СОТРУДНИКОМ (эксплейнером, специалистом музейно-выставочного отдела и кем-либо другим) В МУЗЕЕ ПАРКА «СОКОЛЬНИКИ» ПОД РУКОВОДСТВОМ И.Е. ЗАВЕДЕЕВОЙ, ИЛИ МЫСЛИ ВСЛУХ!

    Господа, я только оттуда, прямо «с корабля на бал», – как говаривал небезызвестный герой пьесы «Горе от ума» А.С. Грибоедова – Чацкий, – из Музея парка «Сокольники»! Впечатлений – море!
    Сейчас вообще мало кто серьёзно занимается сохранением старины и памяти, истории, природы родного края! А ведь это очень важно! (Наивно думал, что здесь ведётся такая работа. Дурак!) Для кого-то – это сухие датированные исторические справки на пыльных полках хранилищ, отчёты, а для иных – жизнь, чувства, эмоции, ощущение причастности к чему-то очень большому и великому, неразрывности поколений. Вот и решил я как-то внести в существование своё побольше смысла, значимости, что ли, какой-то, заняться чем-то по-настоящему хорошим, правильным, достойным. Благо и опыт есть, и наработки кой-какие (являюсь одним из участников создания последнего издания Красной книги города Москвы, 2011 г., соавтором нескольких научных публикаций о природных территориях Москвы), да и друзья-экологи, если что, не откажут в помощи и поддержке! Но, не тут-то было… «Не всё спокойно в Датском королевстве», а не хотелось бы тратить время вновь и вновь на проговаривание прописных, казалось бы, общеизвестных, не побоюсь этого слова, наших национальных, коренных, близких российскому человеку истин, касающихся спокойной позитивной работы по сохранению нашей самоидентичности!
    Имел несчастье причаститься «святых истин»! Руководитель музейно-просветительского отдела – Ирина Евгеньевна Заведеева – не вполне здоровый человек! Я не врач, но там, кажется, бушует шизофрения и мания преследования. Никому не советую сюда устраиваться даже по договору, не говорю об «официалке»! Сохраняйте свои нервы, время и веру в людей, но будьте внимательны, – жизнь иногда преподносит сюрпризы! Как скептик очень сомневаюсь, что так будет, но искренне желаю Ирине Заведеевой научиться видеть в людях ну хоть что-то позитивное и хорошее, а не смотреть на них, как на «чужих и врагов, предателей», вылечиться наконец-то от пелены этого жуткого морока, поразившего её душу!
    Что же в сухом остатке?
    Здесь активно действует политика угроз и запугивания сотрудников! Проработал с 31.XII.2017 по 01.III.2018 г. включительно (т.е., два месяца на 0,5 ставки по ГПХ, в том числе и в праздничные дни за обычную оплату, как в будни. Но это, как раз, нормально и меня не смущало, т.к. я искал сотрудничества на гибком графике и в штат не рвался, хотя, признаюсь, — звали, – устоял от искушения, к счастью!) и убежал отсюда, опасаясь за сохранение жизни своей и моих близких, здоровья: до сих пор Заведеева отправляет мне смс-сообщения с угрозами и оскорблениями (есть сохранённые скриншоты!), и, к сожалению, уже перешла и к делу! Звонки, совершаемые с её номера подряд раз 35-36, тоже бывают волнообразными и стихийными, удивительно, но – даже и после моего ухода по собственной инициативе. Пришлось, другого выбора не было! Не беру трубку! Отправил этот номер в чёрный список! Объективно всё случилось. Но, об этом могу рассказать только лично!
    Обратился с заявлением в МВД о преследовании со стороны гражданки Ирины Евгеньевны Заведеевой, дабы оградить себя и своих близких от невыносимого давления с её стороны и поползновений, попыток, – скажу её же словами, – «вторгнуться в моё личное пространство»! Хотелось бы поинтересоваться, а что же думает обо всём об этом руководство ГАУК г. Москвы «ПКиО „Сокольники“»!? Как рассказывают очевидцы, в Музее Парка «Сокольники» раз в два месяца из музейно-просветительского отдела увольняются, убегают, уходят, если хотите, – вылетают один-два человека?! Слышал, что одна «героиня» смогла выдержать там больше всех – полгода, но потом и она «пала смертью храбрых», теперь работает не у Ирины, конечно.
    В тандеме с Ириной трудится молодая студентка – Мария. Это – представитель молодого да раннего поколения, достойно принимающего эстафету у старших товарищей. Она, конечно, не ведёт себя так агрессивно, как Ирина, но Вы должны быть готовы к тому, что часть Вашей работы будет из-под тишка перехватываться этой девушкой, а вас она будет выставлять перед Заведеевой в дурном свете. Ну, будто Вы совершеннейший бездарь и не хотите ничего делать, а Мария будет на этом фоне выглядеть суперспециалистом высшего пилотажа. Да, круче только горы! И правда, такой сотрудник никуда не уйдёт. Он будет прекрасно паразитировать на подставах и унижениях нормальных людей. Достойная смена подрастает у Ирины! Есть чем гордиться!
    Сама же Ирина Заведеева любит бравировать родственными связями с руководителем ГАУК г. Москвы «ПКиО „Сокольники“» Андреем Лапшиным и его безоговорочной поддержкой всех её начинаний, а ещё она утверждает, что является «его правой рукой»! Неужели и правда Андрей Витальевич одобряет Ирину в тех безобразиях, которые она вытворяет в Музее Парка «Сокольники»? «Свежо предание, но верится с трудом…»
    Это вообще о чём-то говорит нам, подаёт, может быть, некий тревожный сигнал? Музей парка Сокольники – что, такое ужасное место? Поставим репутацию учреждения под сомнение для москвичей и гостей столицы?! Я бы не хотел, совсем такого не хотел и не желал всем нам! Ведь реноме, особенно в таком значимом месте, как Парк «Сокольники», нарабатывается годами путём сложной, кропотливой работы с долгим выстраиванием отношений с населением и приобретением позитивной популярности в обществе, наличием определённого статуса в СМИ: ведущих печатных изданиях России, на телевидении, в интернете! Да, да – России, Вы не ошиблись, уважаемый читатель, ведь Москва, – а Сокольники – её неотъемлемая часть, – сердце нашей страны, нашей Великой державы! И давайте зададим себе такой вопрос. Нужно ли нам терпеть сей беспредел, и доколе всё это будет продолжаться!? Так что, как пел классик отечественного советского рока Виктор Цой: «Мы ждём перемен!»
    Под угрозами расправы Заведеева запрещает своим сотрудникам общаться с работниками дирекции ПКиО "Сокольники", называя их своими врагами, которые хотят ей за что-то отомстить. Разговаривать нам (её сотрудникам) можно только с ней и думать разрешается только исключительно о ней, о своей начальнице! Ну, хочется так женщине, что ж тут сделаешь… Ладно бы не руководитель!
    Я уволился, ушёл из Музея по причине наложенного Заведеевой табу, запрета на общение с сотрудниками ресепшена и службы охраны и за то, что задавал вопросы, которые могли бы помочь мне в работе! Не знаю, кто и за что «мстит ей» (или это только в её воображении), но ни один человек, начиная от службы безопасности и заканчивая девушками со стойки консультации посетителей не сказал ни единого хорошего слова о руководителе Музея. Думал, что такого просто не может быть, потому, что не может быть в принципе в таком месте!
    И эти заявления соответствуют действительности, – жалко, но – так!,– т.к мне, взрослому совершеннолетнему (мне 34 года!) и сознательному гражданину никто не может запретить общаться с кем-либо и выражать свои мысли соответственно с моими убеждениями! Не правда ли?!
    В день, когда я пришёл в Музей парка «Сокольники» на собеседование (20/XII.2017 г.), Ирина Заведеева прямо в присутствии своей сотрудницы (девушки Насти, которая позже была ею уволена) начала говорить мне, что её сотрудница (Настя) «сволочь, дрянь, с….», — обзывать её неприличными словами и т.д, и т.п. Это она мне – совершенно незнакомому человеку, не соблюдая ни этических, ни моральных принципов. О субординации я вообще молчу. Тут таких слов не знают!
    Кстати, девушка, не буду называть её фамилии, провела для меня по экспозиции замечательную экскурсию, за что ей выражаю огромную благодарность! Хотел человек отдохнуть в праздничные дни, «гадина такая», но кто уж у нас отдыхает с 1-го по 7-е января!? Это нынче – дурной тон!
    Сокольники – культовое, можно сказать «святое», неприкосновенное и знаковое, как сейчас говорят, место для москвичей и их гостей, где в неразрывной связи развиваются история и природа, как часть самобытной Москвы, и мне очень жаль, что «у руля» организации, которая должна хранить память о культуре этого места, – Музея парка Сокольники, – стоит безумный, агрессивный и ненавидящий людей человек. От сотрудников дирекции, например, я узнал, что «благодаря» Ирине утрачены многие исторические экспонаты, о чём умалчивается. Их просто сгноили во влажном подвале, поросшем плесенью. А приклеивать газету от 9 мая 1945 года на ПВА вообще считаю кощунством! Также я не стал бы обижать чувства местных жителей, которые приносят личные и военные фотографии времён ВОВ 1941-1945 гг., но, почему-то, не относящиеся к Сокольникам, а потому не интересные руководителю Музея. Или мне только кажется, что наша Великая Победа, — она общая для жителей нашей многонациональной страны от Москвы до Сахалина!? Ирине видней, конечно!
    Что касается профессиональных качеств Ирины Заведеевой, то они тоже оставляют желать лучшего. Чёткого планинга в работе и логистической её организации попросту нет! Всё делается спонтанно и случайно! Сотрудники выполняют нелепые, сиюминутные поручения руководителя, а самой главной задачей является дежурство на музейной экспозиции. Только вот не ходит туда уже никто почти! Держал в руках, вёл самолично статистику посещений музейных экспозиций. Запросов на экскурсии по залам также неприлично мало! Не интересно как-то стало, скучно, тоскливо!
    Атмосфера уж больно не музейная! Хотя экспозиции, конечно, оформлены красиво, здесь ничего не возразишь. Студенты, приглашённые Ириной для её оформления, старались от души – за зачёт, чтобы закрыть сессию!
    Тут бы от слежки уйти и секретные данные никому не разгласить (хотя они-то как раз лежат в открытом доступе – заходи любой прохожий с улицы и бери в тумбочке и компьютере!), а то ведь ВРАГИ КРУГОМ из окопов оскалились!
    Я не специалист по хранению музейных ценностей, но, думается, что влажность воздуха, составляющая всего 11%, не полезна ни людям, ни экспонатам, а специальные приборы, фиксирующие, отслеживающие динамику климат-контроля помещения экспозиции попросту отсутствуют! Проводил замеры самостоятельно.
    За время работы в Музее не увидел никаких реестров фондов. Ни одного! Предпринимаются лишь слабые попытки описать хотя бы что-нибудь из картографических материалов, наваленных просто горой в офисном помещении XIX павильона россыпью в шкафах и коробках, стоящих в помещении иногда даже на полу! Не уверен, что существуют сведения о том, что и где, в каком месте попросту лежит, я уж не говорю о точной описи!
    Во время моей деятельности в Музее, своё рабочее место приходилось делить как минимум ещё с двумя сотрудниками, что значительно затрудняло выполнение поручений непосредственного руководителя – Ирины Заведеевой, о чём ей неоднократно сообщалось, кстати, к слову, не только мной!
    В Музее совершенно не ведётся научная работа, ни прикладного, ни фундаментального характера! Работая научным сотрудником в системе охраны природы в Москве более 7-ми лет в 2000-х и 2010-х годах, я получил наглядное представление о том, как должна быть организована деятельность научного отдела со сбором изыскательских полевых данных, с постановкой целей и задач, разработкой перспективного плана развития территории и совершенствованием рекомендаций по охране биоразнообразия ландшафтов и ценных природных объектов (ЦПО) на подведомственных территориях, сохранению их историко-культурного наследия. Являюсь одним из соавторов «Книги об истории, природе и топонимике московского района Куркино, 2011 г.» В рамках своей деятельности научного сотрудника, трудясь кроме того, экскурсоводом и старшим гос. инспектором по охране ООПТ, активно общался с местным населением, объяснял необходимость данной работы. Здесь, в Музее, полноценного взаимодействия с населением, к сожалению, не увидел, хотя знаю, что отдельными энтузиастами, непосредственно не работающими в штате Музея, такая работа активно продвигается! Но это, к сожалению, не является общей целевой политикой музейного отдела, решающего под руководством Ирины Заведевой сиюминутные текущие задачи без обозначения сколько-нибудь значимых глобальных перспектив развития организации как цельной структуры!
    К сожалению, в Музее совершенно отсутствует защита персональных данных! Они всё время передаются третьим лицам! Слышал, что такое случалось уже неоднократно!
    В конце февраля я осознал, что не смогу остаться работать в Музее! Второго марта была поставлена точка и моё решение об уходе было принято. По пути на работу имел телефонный разговор с Ириной, в котором выказал вопросы и удивление о непредоставлении Марией Ивановой (а такая договорённость с Ириной имела место быть!) доступа к паролям от социальных сетей Музея для публикации постов о природе Сокольников. В этом же диалоге мне в вину Ириной были поставлены «недопустимые беседы с сотрудниками службы охраны и информационного отдела». До работы я так и не дошёл, хотя находился уже в 15 метрах от здания Музея, т.к. побоялся агрессивного выплеска в свой адрес со стороны Ирины Заведеевой и её возможных неправомерных действий!
    Дальше больше! Иначе как бандитскими эти действия я назвать не могу! На мой адрес, ко мне в квартиру 03/III.2018 г. в субботу (на следующий день после моего ухода с работы!) Ириной были подосланы неизвестные ряженые «полицейские» с автоматами и почему-то разыскивали у меня дома недавно уволившегося из Музея сотрудника. Номерных отличительных знаков у блюстителей правопорядка не было, удостоверения также мне не были предъявлены. Сведений об отправке наряда на мой адрес в полиции нет! Зато имеется моё заявление в МВД и данные с камер видеонаблюдения подъезда. Теперь этим вопросом занимаются правоохранительные органы и, очень надеюсь, что займутся врачи! Считаю необходимым оградить добропорядочных граждан от сумасшедших, неадекватных, и, к сожалению, небезобидных действий Ирины Евгеньевны Заведеевой!
    В том, что эту акцию устрашения организовала именно она, у меня теперь сомнений нет! Есть доказательства в виде смс-сообщения от Ирины!
    В ночь с 3-го на 4-е марта 2018 г. от Заведеевой получил угрожающее смс сообщение с вопросом, встретил ли я гостей? (Скриншот в наличии!) Это после прихода псевдополицейских! До последнего момента не хотел думать, что посыл исходит именно от неё, но это, к сожалению, так! А произошло событие аж в 2:28 ночи. Пришлось проснуться! Не буду долго рассказывать, что понервничала моя пожилая мама, и без того весной страдающая от перепадов давления и ревматизма, да и я думал, что уже распрощался с Музеем и Ириной, а тут – на тебе… Так-то вот, сограждане, достаётся трудовая копеечка!
    На человека, работающего у Заведеевой, будут постоянно сыпаться упрёки в забывчивости и нерадивости. Словом, что бы вы ни делали, как бы ни работали, ни старались, – не угодите никогда в жизни!!! Всё будет «плохо и ужасно»! Вы «тупой, дебил, придурок, дегенерат и т.д., и т.п.».
    Будьте осторожны! Ирина Евгеньевна любит давить на жалость, ссылаясь на своё хлипкое здоровье и расшатанную «врагами, сволочами и бюрократами» нервную систему. Сама говорит, что бывает грубой и несдержанной, но от этого не легче! В данном случае самокритичность ни от чего не спасает!
    – Со мной тут работает одно быдло, а Вы – единственный интеллигентный человек, – обязательно скажет Ирина Вам. Но не расслабляйтесь! А другим затем про Вас же сообщает кучу гадостей и скабрезностей. Не «ведитесь» и не поддавайтесь на провокации!
    И не называйте её Ириной Евгеньевной с отчеством. Ирину это «бесит»!
    Очень любит хвастаться своей прежней работой в московском Кремле, откуда, по-слухам, её выгнали с треском!
    Да, совсем забыл! Один из ключевых вопросов на собеседовании – ваша сексуальная ориентация. Когда я ответил, что не «голубой», Ирину это, видимо, очень расстроило.
    Опасайтесь звонков начальницы! Она может беспокоить Вас десятки раз, причём даже после полуночи. Но не дай Бог, Вы позвоните ей в нерабочее время! Знайте, что вторгнетесь в её личное пространство!
    Устраиваясь на работу к Ирине Заведеевой, не думайте, что попадёте в Музей как в тихую и спокойную гавань и предадитесь творчеству! Это – большое заблуждение.
    Деньги? Они, конечно, не очень большие, но работа обещала быть весьма и весьма интересной, позитивной и творческой! Для меня лично деятельность, в которой я могу реализовать себя как специалиста, вырасти профессионально – иногда даже важнее, чем материальное за неё вознаграждение. «Главное – здоровьице, что ни говори…», как пели знаменитые музыканты в 1990-е. Но его вы здесь не только не поправите, но и рискуете подорвать! Да и моральную тяжесть испытаете нешуточную!
    Старые Сокольники, история, природа… Я, кстати, – биолог, теперь по призванию и в качестве хобби занимаюсь экологическим просвещением населения, а местные жители очень хотели слушать мои рассказы о природе, занесённых в Красную книгу Москвы растениях и животных, птицах, о том, почему здесь раньше росли сосны, о законах эволюции на примере биологических её представителей, об Особо Охраняемых Природных Территориях Москвы и области, ландшафтной структуре региона, геоморфологии, истории и ботанике, – да много ещё о чём! Но, как понимаете, – не случилось… А жаль, честное слово – жаль!
    Тех, кто читает это письмо, хочу предупредить, что если на мою (или моих близких людей) несчастную голову упадёт неожиданно кирпич, или я внезапно без вести исчезну, то просьба обращаться в музейно-просветительский отдел Музея парка «Сокольники» к Ирине Евгеньевне Заведеевой! Берегите себя! Будьте здоровы!

    P.S. Всё, что тут написано – не анонимно! Каждое своё слово могу подтвердить в личной беседе. Телефон мой выложен в открытый доступ в социальной сети «ВК».

    05-06.III.2018 г. С уважением, Иван Михайлович Аверченков.

Научный сотрудник 1
16 530 руб
Сотрудник музейно-просветительского отдела 1
36 000 руб

Добавьте зарплату в компании Музей парка "Сокольники"

Спасибо! Зарплата добавлена.

Добавить отзыв о работодателе Музей парка «Сокольники»



Зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность прикреплять файлы.

Хотите получатьуведомления о новых отзывах о компании Музей парка «Сокольники»?